• 1

разделы сайта

4 сентября 2015 18:03 Ольга Т. Действительно грамотные юристы. Обратились за правовой помощью уже после того, как были вынесены не в пользу нашей организации решения и постановления судов. В апелляционной инстанции наши права были полностью восстановлены. Спасибо!

17 августа 2016 11:06 Андрей А. Ответственные и самое главное очень порядочные люди. Им под силу и арбитраж, и уголовные дела.

15 июня 2016 14:25 Елена Ф. Грамотные юристы. Урегулировали наш спор в досудебном порядке. Благодарим!

25 мая 2017 17:33 Олег К. Сильные юристы! Правильно составленный договор помог избежать нам убытков! Рекомендую!

21 ноября 2017 13:27 Игорь К. Отличное знание международного права в области грузоперевозок и таможенного право. Ребята, спасибо за работу!

Юридическое сопровождение программ суррогатного материнства

Юридическое сопровождение программ суррогатного материнства

(кратко об услугах)

Услугами суррогатной матери может воспользоваться семейная пара, состоящая в зарегистрированном браке при наличии медицинских показаний. Законодательство Российской Федерации разрешает сам факт суррогатного материнства, но при заключении договора в суррогатной матерью тем не менее необходима помощь опытного юриста. Суррогатная мать является финансово-мотивированным лицом, но законы России позволяют оставить новорожденного (генетически чужого) ребёнка себе. Только юридическое сопровождение квалифицированных юристов, подготовка правильно оформленных соглашений, договоров и других документов, освещение правовых аспектов по программе обеспечит успешное проведение программы ЭКО с участием суррогатной матери. Наша цель – защита имущественных интересов сторон, обеспечение психологического комфорта и уверенности при проведении данной программы.

Договор между генетическими родителями и суррогатной матерью должен быть грамотно составлен профессиональными юристами и должным образом оформлен. Это позволит обеим сторонам иметь гарантии выполнения другой стороной своих обязательств в случае возникновения любых проблем. Договор обязательно должен содержать пункт о штрафных санкциях в случае недобросовестного исполнения принятых обязательств.
Появление программы суррогатного материнства породило новые юридические проблемы, которые по силу решить только опытным юристам.

Что же такое суррогатное материнство?

Суррогатное материнство

(Из Википедии)

Суррогатное материнство — вспомогательная репродуктивная технология, при применении которой женщина добровольно соглашается забеременеть с целью выносить и родить биологически чужого ей ребёнка, который будет затем отдан на воспитание другим лицам — генетическим родителям. Они и будут юридически считаться родителями данного ребёнка, несмотря на то, что его выносила и родила суррогатная мать.

Наиболее точной формулировкой следует признать формулировку, принятую Всемирной организацией здравоохранения в 2001 году: «Гестационный курьер: женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рожденного ребенка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения.» [1]

Тем не менее, о суррогатном материнстве говорят и в случае искусственного оплодотворения женщины спермой мужчины с последующей передачей родившегося ребенка этому мужчине и его жене (если он женат). В таком случае суррогатная мать является и генетической матерью ребенка.

История

Ещё Плутарх описывал ситуацию, напоминающую современное суррогатное материнство: "Стратоника, понимая, что ее мужу необходимо иметь законных детей для передачи по наследству его царской власти и не рожая сама, убедила его произвести детей с другой женщиной и позволить ей, Стратонике, принять их как своих родных. Дейотар, восхищенный ее самоотвержением, предоставил ей свободу действий, и она, выбрав из числа пленных прекрасную девушку по имени Электра, свела ее с Дейотаром, а родившихся от этого союза детей воспитала как своих законных, с любовью и великолепной щедростью"

В Древнем Риме мужчины отдавали своих жен внаем (ventrem locare) супружеским парам, где жена была бесплодна, и ребенок, рожденный с помощью "наемной" матери в последующем являлся законным ребенком бесплодной супружеской пары.

У древних евреев бездетные женщины прибегали к помощи служанок-наложниц, которые рожали ребенка от мужа такой женщины. Но первой на руки его брала законная жена, тем самым демонстрируя свое неоспоримое право на младенца.

У кикуйю вдова, если ее возраст не позволяет ей родить ребенка, который унаследовал бы имущество покойного мужа, от любовника, может нанять женщину, чтобы она родила такого наследника. Такая женщина рассматривается как супруга умершего, поскольку нанята за счет его имущества.

Научно-технический прогресс и процесс женской эмансипации способствовали поиску новых путей решения проблемы бесплодия. Современное суррогатное материнство стало возможным после появления технологий искусственного оплодотворения и экстракорпорального оплодотворения. Это сделало возможным получение генетического материала от генетических родителей с последующей "подсадкой" его для вынашивания и рождения ребенка в естественный биологический инкубатор — организм суррогатной матери.

Впервые об успешном суррогатном материнстве было заявлено в 1980 г. Первой суррогатной матерью стала 37-летняя Элизабет Кейн из штата Иллинойс. Женщина, которая не могла иметь детей, так как у неё была заблокирована фаллопиева труба, заключила с Кейн договор, по которому ей проводилось искусственное оплодотворение спермой супруга бесплодной женщины, а после родов Кейн выплачивалось денежное вознаграждение. При этом Кейн имела троих собственных детей.

Пионерами суррогатного материнства в Великобритании стали Патрик Стептоу и Роберт Эдвардс. Эмбрионы генетических родителей, полученные в результате экстракорпорального оплодотворения, были перенесены сестре бесплодной женщины, и в 1989 г. она родила ребенка.

Первый случай вынашивания ребенка матерью вместо бесплодной дочери был зарегистрирован в ЮАР в 1987 г.[2]

К настоящему времени суррогатное материнство стало достаточно распространенным явлением. В частности, его использовали такие знаменитости как Сара Джессика Паркер, Николь Кидман, Элтон Джон, Майкл Джексон, Криштиану Роналду, Алена Апина, Рики Мартин, Анни Лейбовиц. В ряде случаев причиной этого было не бесплодие, а гомосексуальность.[3]

Этические проблемы

Противники суррогатного материнства опасаются порочной практики превращения детей в подобие товара, создания ситуации, при которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков. Многие феминистки считают, что такая практика означает эксплуатацию женщин, а религиозные деятели видят в ней безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи.

Существуют также обоснованные опасения того, что некоторых суррогатных матерей может сильно психологически травмировать необходимость отдать ребенка, ставшего «своим» после беременности и родов (даже если вначале суррогатной матери казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний).

В социальной концепции[4] Русской Православной Церкви суррогатному материнству даётся следующая критическая оценка:

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания…

[5]

Сторонники использования суррогатного материнства возражают, что для семьи, бездетной из-за неспособности жены зачать или выносить плод, это единственный способ получить ребенка, который будет генетически родным для обоих супругов (при экстракорпоральном оплодотворении и пересадке суррогатной матери полученного эмбриона) или только для мужа (при искусственном оплодотворении суррогатной матери спермой мужа). Они указывают, что эта процедура не так уж сильно отличается от усыновления. По их мнению, это не коммерциализация деторождения, а глубоко человечный акт любви и сотрудничества. Сторонники суррогатного материнства не считают его формой эксплуатации женщин, они утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за это как достаточную материальную компенсацию, так и моральное удовлетворение от приносимой другим людям пользы.[2]

Законодательное регулирование

Законы, регулирующие суррогатное материнство, права и обязанности суррогатной матери и тех, для кого она вынашивает ребёнка, отличаются в разных юрисдикциях.

Во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) суррогатное материнство запрещено полностью.

В некоторых юрисдикциях разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство — таковы австралийский штат Виктория, Великобритания (допускается лишь оплата текущих расходов суррогатной матери), Дания (с серьезными ограничениями), Канада, Израиль, Нидерланды (запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор), некоторые штаты США (Нью-Гемпшир, Вирджиния).

В Бельгии, Греции, Испании, Финляндии суррогатное материнство не регулируется законодательством, но фактически имеет место.

Наконец, есть страны, где суррогатное материнство, в том числе и коммерческое, законодательно разрешено — это большинство штатов США, ЮАР, Россия, Украина и Казахстан. В Беларуси суррогатным материнством как вспомогательным видом репродуктивной технологии может воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможно либо связано с риском для жизни, здоровья ее или ребенка. [6]

Важным моментом при заключении договора о суррогатном материнстве является вопрос о том, насколько все вовлечённые в процесс стороны отдают себе отчёт в возможных рисках.

Наиболее известный случай юридической коллизии, связанной с суррогатным материнством — так называемый «случай Бэби М» в США, когда суррогатная мать отказалась передать рождённого ею ребёнка его биологическому отцу. В 1988 году суд по семейным делам штата Нью-Джерси постановил отдать ребёнка на «усыновление» и дать родительские права биологическому отцу, однако постановил, что суррогатная мать должна иметь право на посещение ребёнка и участие в его воспитании.[7]

Суррогатное материнство в России

В России суррогатное материнство регламентируется следующими законодательными актами и нормативными документами:

  • Семейный Кодекс РФ, ст. 51-52.
  • Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.06.93. № 5487-1, ст. 35 «Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона».
  • Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97. № 143-ФЗ, ст. 16
  • Приказ Минздрава РФ от 26.02.03. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Для регистрации ребенка (детей), рожденного суррогатной матерью, родители должны предоставить в органы ЗАГС следующие документы: медицинское свидетельство о рождении, согласие суррогатной матери, справку из клиники ЭКО.

«Белые пятна» в законодательстве России

Ошибочно считать, что услугами суррогатной матери в России может воспользоваться только супружеская пара. Действующее законодательство не предусматривает каких-либо запретов или ограничений по признаку супружеского статуса или пола при реализации программ суррогатного материнства.

Закон не запрещает регистрацию детей, родившихся у одиноких женщин и мужчин с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, включая и суррогатное материнство, а только регулирует порядок регистрации детей, родившихся вследствие реализации программы суррогатного материнства у лиц, состоящих в браке (п. 4, ст. 51 СК РФ), устанавливая в качестве единственного условия такой регистрации получение предварительного согласия суррогатной матери.

Ссылки на п. 7 приказа Минздрава РФ от 26.02.2003 года №67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» несостоятельны, т.к. первый абзац упомянутого пункта прямо указывает на то, что правовые аспекты суррогатного материнства определены иными нормами действующего законодательства, т.е. данный документ не регулирует никакие правовые вопросы, связанные с суррогатным материнством.

Судебные прецеденты

Дело Натальи Горской

Ответ на вопрос, могут или нет одинокие люди воспользоваться услугами суррогатных матерей для продолжения рода, дала судебная практика. В своём ставшем прецедентным решении[8] по делу Натальи Горской Калининский районный суд С.-Петербурга указал, что, в соответствии со ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства.

Судом было установлено, что в иных нормах, касающихся здравоохранения и планирования семьи, отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины, не состоящей в браке, реализовать себя как мать.

Суд указал, что пункт 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ предусматривает только частный, один из нескольких возможных случаев — случай регистрации рождения ребенка, родившегося в результате реализации программы суррогатного материнства для лиц, состоящих в браке, отметив, что органы ЗАГС ошибочно применяют данную частную норму (п. 4 ст. 51 СК РФ) как общую, делая из неё вывод о невозможности участия в программе суррогатного материнства для женщины, не состоящей в зарегистрированном браке. Суд отметил, что такое истолкование законодательства нарушает права граждан, установленные ст. 38, 45, 55 действующей Конституции Российской Федерации.

Суд указал на то, что заявление суррогатной матери лишь подтверждает, что она сама не претендует на то, чтобы быть зарегистрированной матерью ребенка, рождённого в результате программы суррогатного материнства. К гарантии прав суррогатной матери и сводится абзац 2 п. 4 ст. 51 Семейного кодекса.

Суд посчитал отказ органов ЗАГС в регистрации рождения ребенка у заявителя в результате применения суррогатного материнства по правилам, установленным для регистрации рождения детей у одиноких матерей, не соответствующим приведённым выше нормам закона и подлежащим отмене. Горская стала первой российской женщиной, отстоявшей своё право на материнство через суд[9].

В ноябре 2009 года аналогичное решение[10] по идентичному делу вынес в Москве Кунцевский районный суд. Московский суд вслед за петербургским указал, что «одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства».

После публикации в средствах массовой информации этих прецедентных судебных решений, российские ЗАГСы начали регистрировать детей одиноких женщин, не дожидаясь судебных решений. Так, 13 января 2010 года отдел ЗАГС Великого Новгорода в день обращения зарегистрировал[11] «суррогатного» ребёнка, родившегося у не состоящей в браке жительницы Новгородской области.

Дело Натальи Климовой

Однако сложности при регистрации «суррогатных» детей у одиноких женщин по-прежнему сохраняются. Если речь идёт о необычных репродуктивных программах (посмертная репродукция, сочетание суррогатного материнства с донорскими программами и пр.), трудности увеличиваются в геометрической прогрессии.

В своём решении[12] по делу Натальи Климовой[13], которая стала «суррогатной» мамой-бабушкой ребёнка, зачатого после смерти своего сына, Смольнинский районный суд С.-Петербурга суд установил, что «действующее законодательство не содержит запрета на регистрацию рождения ребёнка, рождённого в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одинокой матерью данного ребёнка» и признал, что отказ не основан на законе и нарушает права и законные интересы не только истицы, но и новорожденного. Суд признал отказ в регистрации незаконным и обязал орган ЗАГС произвести государственную регистрацию рождения ребёнка с указанием в качестве матери Натальи Климовой, сведений об отце — по её указанию, обратив решение к немедленному исполнению.

Рождение «суррогатного» ребёнка у «одинокого» мужчины

Бабушкинский районный суд г. Москвы в августе 2010 года вынес первое — прецедентное для России — решение[14] об обязании районного ЗАГСа зарегистрировать ребёнка, родившегося по программе гестационного суррогатного материнства с донорскими ооцитами для одинокого мужчины. В результате было получено первое в стране свидетельство о рождении «суррогатного» ребёнка у «одинокого» мужчины с прочерком в графе «мать».

В этом своём ставшем знаковым для всей страны решении суд установил, что в российском законодательстве «отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины или для мужчины, не состоящих в браке, реализовать себя как мать или отец с применением методов искусственной репродукции».[15]

Впоследствии российскими судами были приняты ещё несколько фактически идентичных решений по аналогичным делам с участием «одиноких» родителей, как женщин, так и мужчин, например, решение[16] Смольнинского районного суда г. С.-Петербурга по иску одинокого петербуржца[17], которому оЗАГС отказал в регистрации его «суррогатной» двойни.

Основанием для отказа также послужило семейное положение заявителя, а именно то, что он не состоял и не состоит в зарегистрированном браке. Ссылаясь на ч. 3 ст. 19 Конституции РФ, суд указал, что «действующее законодательство исходит из равенства прав женщин и мужчин. Не является исключением и право одиноких мужчин на рождение детей, создание семьи, в которую будут входить только дети и их отец». Суд однозначно установил, что «действующее законодательство не содержит запрета на регистрацию рождения ребёнка, рождённого в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одинокой матерью или отцом данного ребёнка». Суд констатировал, что отказ в регистрации рождения ребёнка не основан на законе и нарушает права и законные интересы не только истца, но и его новорожденных детей.

Учитывая, что «действующее законодательство не регулирует вопрос установления отцовства и регистрации рождения детей, не имеющих матери, а имеющих только отца», суд счёл необходимым «использовать нормы действующего семейного законодательства по аналогии», особо указав на то, что, как сказано в решении суда, «отсутствие правовых норм не может являться основанием для умаления и нарушения прав и законных интересов детей и их отца». Отказ Отдела регистрации актов гражданского состояния в регистрации рождения первой в С.-Петербурге «суррогатной» двойни, родившейся у одинокого отца, был признан судом незаконным[15]

Российский закон не оговаривает ситуацию, которая может возникнуть в случае развода или смерти биологических родителей до рождения ребёнка.

Родители в любом случае должны быть вписаны в свидетельство о рождении своего "суррогатного" ребёнка. Вопрос о том, кто из родителей будет его воспитывать, должен решаться предусмотренным п.2 ст.66 Семейного Кодекса РФ соглашением об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребёнка, или же в судебном порядке с участием органов опеки и попечительства.

Несмотря на то, что по Семейному Кодексу РФ (п. 4 ст. 51) заказчики могут быть записаны родителями ребёнка лишь с согласия женщины, его родившей, случаев отказа суррогатной матерью подписать такое согласие не было. Отозвать своё согласие после регистрации ребёнка суррогатная мать уже не вправе.